Іван Гутник. Мені було з кого приклад брати

Іван Гутник. Мені було з кого приклад брати

Віртуальна виставка історій життя "Шахтарські історії", 2016 р.

Viernes, 4. Noviembre 2016

Іван ГУТНИК: Мені було з кого приклад брати

Іван Пантелемонович Гутник народився 1926-го року в родині гірника. У 1943 р. був мобілізований до лав Радянської армії. Почав свою шахтарську кар’єру з прохідника. Брав активну участь у повоєнній відбудові промисловості Донбасу, а також у будівництві шахт Селидівського району Донецької області. Пропрацював бригадиром прохідників, гірничим майстром, помічником начальника дільниці, помічником начальника шахти №2 "Новогродівська". Нагороджений Орденом Трудового Червоного Прапора. Обирався депутатом Верховної Ради Української РСР двох скликань, почесний громадянин міста Новогродівка.

Іван ГУТНИК - ІГ
Шахтарські історії – ШІ

ШІ: Розкажіть, будь ласка, про себе.

ІГ: Я – корінний житель. Мої корені – село Гродовка [укр. Гро́дівка – селище міського типу Покровського району Донецької області. - ред.], і дєдушка с Гродовки виехал, коли Столипін наділи давав, землю [На початку ХХ ст. відбулась так звана Столипінська аграрна реформа. Селяни могли виходити з общини і вимагати відокремлення свого наділу із общинного земельного фонду - ред.]. І вот еті всі хутара: Ніколаєвка – то нємєцкоє [село Миколаївка Покровського району Донецької області було засноване у 1888 р. як німецька колонія Ебенталь - ред.], Журавка, Червоний, Лісовка, Сухий Яр... Я родився в Сухом Яру, то недалєко од Пєрвой шахти.

ШІ: В якому році Ви народилися?

ІГ: 1926 році. А виріс я в Димитрові [сучас. Мирноград - ред.]. Я буду по-русски. Я хоть і українець, но виріс тут, между татарами, русскими, бєлорусами. Когда организовались колхозы [колективні господарства селян на рубежі 1920-30-х рр. - ред.], отец пошел на шахту работать. И там шахта 5-6 имени Димитрова [шахта "Димитрова" входить до ДП "Красноармійськвугілля", розташована у м. Мирнограді - ред.], он там работал крепильщиком, потом бригадир-проходчиком. Заслуженый шахтер, орден Трудового Красного Знамени за восстановление шахт Донбасса - немцы ж разрушили, повзрывали всё.

ШІ: Яким чином війна торкнулась вашої родини?

ІГ: Мои дяди-близнеци оба погибли. Они с 18-го года [1918 - рік народження - ред.], только "дейстивельную" [служба в Збройних силах - ред.] отслужили, кажется, год или полтора дома побыли. Война только началась. Одного сразу ночью забрали – шофером был, а второй через месяц – танкист. Последнее письмо из-под Смоленска пришло.

В апреле 41-го года мне исполнилось 15 лет. В школе учился, 8 класс кончал. И комсорг [комсомольський організатор - ред.] школы: "Вступай в комсомол [Комуністичний союз молоді - ред.]. Тебе уже можно. 15 лет". Я вступил в Комсомол. Когда освободили [місто Красноармійськ, сучас. Покровськ - ред.], первая мобилизация - нас вернули. Собирают нас на областную комсомольскую конференцию. Сидим на конференции собирать президиум - и тут: "Молодой стахановец Гутник". Приезжаем, захожу домой, а мама со слезами: "Сынок, я тебе уже вещмешок приготовила". - "Что такое?" - "Повестка". Вечер прощальный, танцы в клубе. Отгулял прощальный вечер. Утром пошли в Красноармейск пешком. А вже я взнал у военкомате: кто на шахте работает, того оставляют, пришел приказ: "Бронь!". Ну я когда попал до военкомата: "Работаешь?" - "Пока не". Заряжен был ентузиазмом после конференции и думаю: "Ну что, раз не взяли, второй раз не взяли. Ото я соврал, что работаю на шахте – пошел на фронт". Правда, недолго воевал. Был ранен, в госпитале пролежал аж под Казанью. Когда выписался с госпиталя, у меня стала левая нога плохо работать. Меня в батальйон выздаравливающих, там еще 4 месяца ногу разработали. Я еще пять лет после войны служил.

С 43-го по 50-й год служил в армии. Демобилизовался и приобрел профессию шофера. После войны в 50-м году попробовал устроиться. Но машин не было. Было разбито всё. Жилья тоже. А строятся шахты. И строится будущий город Новогродовка. А я немного - два месяца - проходчиком на развалюхе проработал, шофером. Поступил проходчиком, короче говоря. Город на моих глазах рос. И я вторую шахту сдал в эксплуатацию. Третью сдал. Когда третью шахту сдали в эксплуатацию, тогда "Россию" [назва шахти - ред.] закладывали. Освободились проходческие бригады, в командировки стали посылать в Доброполье, там тоже шахты строились. А потом на "России" слесарем-монтажником - начали там подстанцию строить. И меня переманули на Вторую шахту. Там я работал до 84-го года бригадиром-проходчиком. Потом решил образование получить. 20 лет прошло от окончания 8-ми классов в Димитрове. Открылся техникум в Селидово. Пошел. "Да шо ж ты знаешь?". "Да шото знаю". В общем говоря, я защитил дипломный проект на "5". Там я учился, потом два сына учились. И внук там экстерном тоже сдал.

Потом работал горным майстром, помощником начальника шахты, участка, помощником начальника шахты по общим вопросам. Награжден Орденом Трудового Красного Знамени за реконструкцию шахти 2 [шахта №2 "Новогродівська" - ред.]. Мощность была 1000 тонн. Мне было с кого пример брать. Когда я решил в шахтострой идти, то посоветовался с отцом: "Батя, как мне?". Говорит: "Иди в проходку. Ты всегда впереди. Ты всегда стоячий". Пласты разные есть, даже до 70-ти сантиметров, и там надо на карачках лазить. "А ты всегда впереди, потому что нет проходки – нет угля". И по совету бати я пошел в проходку, в шахтострой и в экплуатации. И сыновья тоже все прошли "курс молодого бойца" в проходке. Три сына. Шесть внуков. Шесть правнуков. Все мужики. Две внучки, а четыре внука. Видите список? Это семья моя. Всего 26 человек. Есть только два зятя, а все – Гутники. И забывается, когда у кого день рождения. "Селидовуголь" [державне підприємство "Селидіввугілля" у м. Селидове Донецької обл. - ред.] наградил меня как члена династии.

ШІ: Скільки років Ви пропрацювали на шахті? Який у Вас стаж?

ІГ: 41 год. Вообще-то 7 лет армии выкидайте. Я же мобилизован был в 43-м после освобождения. А потом война кончилась, началась "холодная война" [геополітична, економічна та ідеологічна конфронтація між Радянським Союзом і його союзниками, з одного боку, та США, країнами Західної Європи і їхніми союзниками, з іншого, що тривала з середини 1940-х до початку 1990-х років - ред.]. Так эту молодежь, что должны бы нас сменять, бросили на восстановление разрушенного народного хозяйства: на шахты, заводы.

ШІ: Ваши дети и внуки на шахте работают?

ІГ: Да. Сейчас сын один зам. генерального директора "Селидовугля", он работал главным инженером шахты. Один работал механиком на второй шахте, сейчас на пенсии. Остался самый меньший сын. Ему бригадир достался. Я образно говорю: бригадирская булава, как отаману, досталась самому меньшому. Сейчас он на пенсии. Тоже заслужил – полный кавалер "Шахтерской славы". Так что я в надежные руки сдавал.

Внук тоже закончил, горный инженер. Он сейчас в Макеевке. На Засядька [шахта ім. Засядька у м. Донецьк - ред.] работал после окончания института. А потом перевелся, там на Холодной Балке на другой шахте работает, я даже не знаю, на какой. Тоже был помощником начальника участка в проходке.

Вообще-то в нас в роду давно начался интерес к земной коре. Мой прадед был каменотесом в Гродовском каменном карьере. Он начал ковырять. По рассказам, церковь в селе Гродовка с камня виложена - то мой прадед тесал там камень. Изделия были еще кадки [діжки - ред.] в сельском хозяйстве. Потом поехал к грекам, в грецкие села под Мариуполем. Возил туда свои изделия. Видно, перестарался, подорвался. Дорогою заболел и умер.

ШІ: Ви його пам'ятаєте?

ІГ: Не, это прадед. Но память оставил в селе. Есть там, где жил и он, и его сын, мой дед, есть каменюка - глыба каменная. Спрашивают: "А что это за глыба?". "Это, - говорят, - дед Гутник недотесал". И там помнят его.

Сейчас внуки забивают упрек, что мало интересовался. Много можно было переспрашивать. Я долго не знал фамилию своего второго деда. Все знаем – Боцман. Я считал до 12 лет, что фамилия – Боцман. Но оказывается, что брат моего деда во флоте дослужился до боцмана. И весь род назвали Боцманы. И там сейчас близких боцманов не осталось.

ШІ: Звідки Ваше прізвище – Гутник – пішло?

ІГ: Были у козаков такие железоплавительные установки. Больше говорят, что это стеклодувы. Гутник - кто дует стекло.

ШІ: Як Ви з дружиною познайомилися?

ІГ: Я ж служил в Москве. Там и познакомились, там и женились.
[згадує]

И так уже темнеет террикон. И горит-светит, чтоб терриконы горели. А она [дружина] говорит: "Что это такое?" - "Да вулкан". "А как так?" - "Мы привыкли уже. Сначала трудно, но потом привыкаешь". Посмеялись. Вулкан-вулкан. Потом переехали - и тут взрывается террикон. "Ну ты точно сказал, что вулкан".

Тут на шахте 5-6 взорвался террикон. Люди погибли. Это в 56-м было [10 червня 1966 р. на околицях м. Мирнограда відбулась страшна трагедія. Сильні дощі спровокували зсув породи на териконі, внаслідок чого відкрились глибинні пласти. Через різку зміну температури і потрапляння води відбувся вибух. Гаряча порода накрила будинки, що розташовувались поряд. Точна кількість загиблих людей невідома - ред.].

ШІ: Як Ви дітей своїх привчали до праці? Чому вони обрали шахтарську професію?

ІГ: Сергей, самый меньший, пробовал. Пошел в железнодорожный техникум. Поездил, поезда поводил, послужил в армии. Пришел и говорит: "Нет, я пойду в шахту. Попробовал ездить – не знаешь точно своего графика, так это сделано непонятно... Там я знаю – вот моя смена, вот мой выходной, все. А там приехал в другой конец, сидишь в комнате ожидаловки и ждешь, пока твой поезд придет. Пришел поезд – езжай". И так пошел в шахту и поступил в институт. Не выдержал института. Надо было в школе лучше учиться. Один курс прошел – хватит. Пошел в проходку. Большинство ж в родах так. Музыкант – больше и в музыканты идут. Передаются гены на одну профессию. Потому что и в разговоре все, и разказывают что-то. И оно каждый день "кап-кап" в сознание. Дитя определяется, что это наше, зона нашого жития.

ШІ: Ви були депутатом. Розкажіть, будь ласка, про цю Вашу діяльність детальніше.

ІГ: Избрали меня депутатом Верховного Совета Украины в 59-м году. 9 лет я проработал, и избрали меня. Я 2 созыва избирался. Були у мене прийомні дні: Гродовка, Селидово, Горняк і Курахово [Горняк (укр. Гірник) - місто районного значення в Донецькій області України, підпорядковане Селидівській міській раді міста Селидове. Курахово (укр. Курахове) - місто в Мар'їнському районі Донецької області - ред.]. Раз в неділю я принімав. І в шахті робив, і помошніка в мене не було. 3-4 дня сесии - и все, и на работу.

ШІ: Якою б Ви хотіли бачити Новогродівку через 5-10 років?

ІГ: Робота, спокойная жизнь и зарплата. Все начинается з цього. Если даже шахта работает, но все равно сейчас приема на шахту нет. Женщинам работать негде. С этого ж начинается жизнь. Это первые требования людей, первая нужда.

ШІ: Дякуємо Вам.

Вдома у родини Гутників, м. Новогродівка, Донецька область
26 квітня 2016 р.


comments powered by Disqus