Ресурсы

Проливая свет на межконфессиональное разнообразие в Индонезии

понедельник, 20. февраля 2012

Студенты-индонезийцы на межконфессиональной молитве

Третья в мире демократия – Индонезия – не является ни исламским, ни светским государством, в её основах лежит ‘единство в многообразии’. Мифтахул Худа пишет об усилиях, предпринимаемых для того, чтобы воплотить эту идеальность в реальности.

“Будьте уверенными и гордитесь Индонезией в целом, поскольку её культура очень богата, от Мерауке до Сабанга – на всей территории страны. И если вам случиться быть мусульманином, вы должны быть очень горды индонезийским исламом, потому что он очень богат в плане наследия. Гордитесь ещё и потому, что Индонезия является моделью демократии в мусульманском мире. Вы никогда не должны чувствовать себя неполноценными по отношению к мусульманам из других частей мира. Я думаю, что это хорошо, когда молодые люди для молитвы одевают саронг и пичи (традиционная индонезийская шапочка), а не носят, к примеру, гамис (арабское платье)”.

Я был вдохновлён этим посланием в “Джакарта глоб” от 9 декабря 2011 года, автор которого выдающийся мусульманский учёный Азумарди Азра. Это помогло мне оценить всю сложность страны и вклад, который я могу внести. Индонезия не только третья по величине демократия в мире, она также самая большая мусульманская нация в мире. В журнале “КУЛЬТУРА” выпуск 5, 2010 года Азумарди писал, что индонезийский ислам богат не только в культурном и социальном выражении, но также и в отношении религиозных учреждений.

В индонезийском исламе существует две основные организации: “Мухаммадия”, основанная в 1912 году, и “Нахдлатул Улама” (НУ), организованная в 1926 году, а также множество более мелких организаций, представляющих ‘культурный ислам’. Они заведуют тысячами образовательных учреждений, от начальных медресе и школ до пезантрен (Исламские школы-пансионаты) и университетов. Кроме того, они руководят работой больниц и клиник, детских домов, народных кредитных банков, кооперативов, НГО и многое другое. Они успешно повлияли на преобразования после отставки президента Сухарто в 1998 году, хотя им не удалось консолидировать гражданское общество во время “периода реформ”. Политическая ситуация стабилизировалась после того, как в 2004 году после всеобщих выборов лидеры НУ и “Мухаммадия” публично обязались не участвовать в силовой политике. Но стране всё ещё необходимо установить хорошее правление, искоренить коррупцию, внести улучшения в обеспечение законности и правопорядка и продолжить восстановление экономики Индонезии. Наряду с усилиями правительства, большие надежды возлагаются на то, что общественные организации и группы могли бы сыграть большую роль в удовлетворении этих потребностей. Среди индонезийцев царит огромное чувство разочарования, безнадежности и бессилия. Например, активист студенческого движения в Джакарте сжег себя до смерти перед президентским дворцом. Другим примером является борьба между студентами из разных школ, а так же радикализация, ведущая к атакам на разные религиозные либо этнические группы. Хотя правительство пытается справиться с этими проблемами, но оно не может защитить людей и обеспечить соблюдение закона.

Недавно я вместе с одним из активистов из Джакарты, НУ, посетили отдалённую деревню в Богоре, расположенную в трёх часах езды от Джакарты. Там, группа “Ахмадия” (исламская группа) подверглась нападению со стороны неизвестной группы молодых людей не из этой деревни. Они разрушили дома, мечети, школы, сожгли библиотеку и офис. Люди из “Ахмадия” со слезами на глазах рассказывали, на сколько плохо сейчас обстоят дела. “Ахмадия” уже давно функционирует в Индонезии и работает наряду с другими организациями, такими как НУ, которых они считают “старшим братом”. Я размышлял о том, как повезло этой деревне с тем, что в ней есть “Ахмадия”. Дорога сюда ведёт ухабистая, и не так много людей хотят съездить в такую отдалённую деревню. Но эти люди построили школу, мечеть – они давют обществу и не требуют денег от правительства. Вопреки множеству проблем и нападения на “Ахмадию” в различных частях Индонезии, я и мои друзья продолжаем выступать в поддержку прав религиозных меньшинств и продолжаем работать с ними.

Студенты разных вероисповеданий посещают храм в ИндонезииНедавно мы поддерживали церковь ГКИ Ясмин, которую местное правительство закрыло, чтобы помешать местной христианской общине её использовать. Поворотным моментом для меня стало присоединение к воскресной службе на тротуаре возле церкви. Я принял решение взять на себя ответственность в том, чтобы каждый в этой стране мог иметь свободу вероисповедания и провести кампанию, чтобы правительство защищало людей. В следующем году я и мои друзья работали с религиозными лидерами и правительством, в рамках программы проводили семинары для студенческих лидеров из различных школ. Вместе мы учились, каким образом можно взять на себя ответственность в том, чтобы наш народ жил по принципам единства в многообразии.

Воскресная служба христиан перед ГКИ Ясмин в Богоре

В рамках программы мы привезли студентов поучаствовать в воскресной службе ГКИ Ясмин. Студентки-мусульманки привлекли к себе внимание тем, что были в паранже. Много людей, включая полицию и чиновников, наблюдали за тем, что же мы делаем. Группа людей, среди которых был журналист, задавала мне вопросы. Беспокоясь о том, как им объяснить, что происходит, я наконец предложил им спросить у женщин-мусульманок, чему те научились. Позже я узнал, что они ответили: “Это мой выбор и я ответственна за то, что выбираю, и никто не может изменить мою веру”. Некоторые студенты задали вопросы полицейским, почему те не разрешают христианам войти в здание, у них есть право использовать их церковь. Полицейские не ответили на вопрос, сказав лишь, что они делаю то, что им приказали делать. Мы закончили богослужение – стояли и пели гимн все вместе. Я был горд тем, что это собрание состоялось. Оно было небольшим, и не освещалось большими СМИ, но это настоящая Индонезия, где каждый может праздновать наше разнообразие.

Я был горд, видя наших студентов умело общающихся в общественном месте. Они смогли ответить и отстоять то, что считают правильным. Я считаю, что эта небольшая инициатива поможет студентам понять мечты наших отцов, о построении нашей страны в духе Панча шила ("Пять столпов"). Несмотря на то, что почти 90 процентов населения составляют мусульмане, Индонезия, очевидно, не исламское государство, и ислам не является официальной религией. Скорее всего, Индонезия основывается на Панча Шила – ни теократическая и ни светская.

На минувшее Рождество община Ясмин всё ещё не могла воспользоваться своей церковью. Хуже того, местное правительство запретило им праздновать Рождество публично. Им пришлось праздновать Рождество в доме, в то время как группа мусульман в том же раёне гневно протестовала. Некоторые из нас, мусульман, поддерживали христиан. Мы дали им цветы и предложили нашу защиту, пока они отпразднуют Рождество.

Богатство ислама в Индонезии в сочетании с “Инициативами перемен” даёт мне уверенность в своей роли обеспечения мира и надежды в Индонезии и в мире в духе ненасилия. Будучи учителем в пезантрен (Исламская школа-пансионат), я не только обучаю своему предмету, но я также несу ответственность за будущее своей страны, разъясняя универсальные ценности и приводя своих студентов к настоящему значению Бинека тунгал ика (единство в многообразии).

Мифтахул Худа выпускник Государственного Исламского Университета Syarif Hidayatullah в Джакарте. Он также работает в “Инициативах перемен” в Индонезии и учителем в пезантрен An Nahdlah Sawangan Depok.

ВНИМАНИЕ: Лица различных культур, национальностей, религий и верований принимают активное участие в работе "Инициатив перемен". Эта статья отражает точку зрения автора, и не обязательно совпадает с общей точкой зрения "Инициатив перемен".