Ресурсы

Cеминар-диалог "Исцеление прошлого" для меня

среда, 12. сентября 2012

Cеминар-диалог "Исцеление прошлого" для меня

С 6 по 9 сентября на крымском побережье Черного моря состоялся диалог на тему "Исцеление прошлого". В этой части современной Украины сосредоточенно множество различных культур и этносов, которые претерпевали историческую несправедливость, в том числе голодомор и насильственное переселение в сталинские времена Советского Союза.

В четырёхдневном диалоге, организованном "Основами Свободы" и её командой из крымского "Клуба молодых лидеров", приняло участие 18 человек. Диалог состоялся при поддержке нидерландской организации Kerk in Actie-ICCO / "Церковь в действии". Фасилитаторами диалога выступили Диана Дамша (Румыния) и Лена Кашкарёва (Украина). Во время диалога участники научились, как слушать, слышать, воздерживаться от комментариев; искали ответа на вопрос: "Кто мы?", искали свои корни, а также обсуждали волнующие каждого темы.

Одна из участниц семинара, Юлия Кривошеина, пишет о своём опыте участия в диалоге.

"Давно подозревала, что весь секрет нашего мира - в любви.

Семинар-диалог "Исцеление прошлого" - это только подтвердил. Я точно не знаю, что было правильным там понять... но я почувствовала атмосферу, что я могу быть искренней. И даже, если я понимала, что мои слова могут кого-то обидеть, они были правдой. Правдой, о которой молчать, я считала уже неправильным.

Я очень благодарна девочке, крымской татарке, которая рассказала мне личную историю, пропитанною её болью. Я одновременно ощущала её боль и ... безразличное состояние человека, который ей причиняет её. Потому что история частично была и про меня.

В какой-то момент жизни для меня стало достижением, что я не говорю плохо о крымских татарах. Сейчас стыдно что вообще плохо думала о них. Но я только надеюсь, что меня простит Бог.

Я долго думала, как я могу хорошо к ним относиться, ведь взрослые в моем окружении говорят то, и то... Но на семинаре-диалоге "Исцеление прошлого" я поняла, что прошлое настолько двояко. Можно принять одну сторону, можно вторую, и в любой стороне можно быть обиженным, и требовать прощения... и обосновывать отсутствие любви сегодня.

А можно простить. Больше с прошлым ничего сделать нельзя.

Да, это с одной стороны так страшно было. Я чувствовала огромную стену, что я не могу простить, в моем маленьком сердце столько непонятного и тяжелого хлама.

Сейчас я только вышла на дорогу нового понимания.

Я благодарна девочке N, с которой я сдружилась за последние полтора года, что она стала частью моей жизни, приглашала в гости в свою крымско-татарскую семью... рассказывала о положении дел. Лишь спустя год я стала её принимать по-настоящему. Она сломала мою стену. Диалог помог мне понять, что если одна крымская татарка моя близка подруга, и её семья - такие милые и гостеприимные люди... то по отношению К КОМУ в моем сердце лежит тяжесть?

Я отпускаю её.

У меня появилось желание понять, с какими проблемами приходится сталкиваться крымским татарам сегодня. И помочь им их преодолеть. Я ни на чьей-то стороне. Я просто разобралась в себе, и увидела, что у меня нет причин быть безразличной по отношению к ним".