Милость, а не беспощадность, это ценность, которую стоит защищать

La Belle Equipe
La Belle Equipe

Милость, а не беспощадность, это ценность, которую стоит защищать

пятница, 20. ноября 2015
Author: 

Милость, а не беспощадность, это ценность, которую стоит защищать

Edward PetersЛишь немногие смогли остаться безучастными к событиям в Париже и Бейруте, произошедшим в конце минувшей недели.

Этим утром меня настигли эмоции прошлой недели. Возможно, это была подавляемая эмоция от приезда в Париж в прошлую пятницу, всего лишь незадолго до того, как начались убийства, от проживания трагедии вместе с французскими друзьями, самое тяжелое - от посещения кафе... Возможно также это была глубокая печаль о том, как наш мир и его люди, которые по своей сути так красивы, изуродованы, даже разрушены силами ненависти, мести и собственной правоты.  

Эмоции неизбежны в такое время, как это, и мы наблюдаем их огромное количество. Они могут вести нас к гневу, мщению, отчаянию и страху. Но также они могут вести нас глубже - и что труднее, сложнее - туда, где есть место смирению, состраданию, милосердию.  

Существует множество путей, характеризующих сегодняшний мир. Что глубже всего для меня резонирует в нынешнем кризисе - это борьба между любовью и ненавистью, между достоинством и демонизацией, между смирением и наглостью, между ответственностью и обвинением. 

Президент Олланд сказал, что ответ Франции на жестокости будет "беспощадным". Это так понятно, но не ставит ли это нас на один уровень с "террористами"? Является ли "беспощадность" одной из западных ценностей, которые мы гордо защищаем?

Госсекретарь США Джон Керри описал террористов как "психопатов". Даже если это и правда, что безусловно является вопросом для обсуждения, это снимает нас с крючка. Мы можем исследовать психопатов в качестве субчеловеческих существ, и избавить себя от тяжелой работы по самоанализу.  

Британский комментатор с многолетним опытом по Ближнему Востоку Роберт Фиск, когда у него спросили "куды мы отсюда движемся?", ответил "для начала нам нужно понять, как мы здесь очутились. Иначе мы будем всего лишь повторять ошибки, которые приведут к тому, что у нас есть сейчас".

Нет никаких оправданий тому, что произошло в пятницу вечером. Необходим мощный ответ. Но мы охвачены иллюзией, если считаем, что язык силы ответит на ненависть и жестокость.

Действительно, нужно провести тяжелую работу, чтобы найти понимание, почему Ближний Восток и Европа очутились в кризисе - и для нас, европейцев, признать свою долю ответственности.  Корни причин нынешнего беспорядка уходят в глубину веков и представляют более глубокую проблему для наших западных способов мышления и образа жизни, чем та, с которой мы готовы столкнуться лицом к лицу. Мы правомерно хотим защитить наши лучшие ценности, но не можем понять либо принять, что некоторые из наших ценностей вне защиты.

Тем временем, здесь, где я живу, в Швеции, страна находится в состоянии повышенной готовности к угрозе терракта впервые за всю её историю. В вечерних новостях по-прежнему доминируют сообщения о притоке беженцев.

Мы находимся в состоянии беспрецендентной опасности и исключительной возможности для нового подхода.

Ричард Рор Richard Rohr считает, что нам не следует покидать место боли, пока оно не научит нас всему, что мы должны усвоить из ситуации. Можем ли мы, будучи европейцами, отвергнуть рефлекторные реакции и принять вызов гораздо более глубокого анализа нашего общества, его ценностей и нашей ответственности?

Фото La Belle Équipe Едварда Питерса

Эдвард Питерс является членом Международного совета Международной организации"Инициативы перемен". Он живет в Швнции.
 
ВНИМАНИЕ: Люди многих культур, национальностей, религий и верований активно участвуют в деятельности "Инициатив перемен". Данный комментарий представляет точку зрения автора, и не обязательно "Инициатив перемен" в целом.