Батько й син Бігдани. Продовження наших традицій

Bihdans miners family, a photo for the online gallery of miners stories, Ukraine

Батько й син Бігдани. Продовження наших традицій

Віртуальна виставка історій життя "Шахтарські історії", 2016 р.

Неділя, 18. Вересень 2016

Батько й син БІГДАНИ: Продовження наших традицій

Микола Семенович Бігдан народився 18 травня 1938 р. у родині колгоспників. Його трудовий стаж становить 60 років. Починав працювати підземним електрослюсарем, потім – механіком дільниці, головним механіком шахти, головним енергетиком, заступником головного інженера з безпеки, інженером з цивільної оборони. Працював на шахтах “3-3 біс” та ім. О.Г. Стаханова (ДП “Красноармійськвугілля”). Микола Семенович – заслужений шахтар України, кавалер Шахтарської слави 3-х ступенів. Зараз Микола Бігдан очолює ветеранську організацію м. Мирноград Донецької області. Його син – Володимир Бігдан (1964 р.н.) – обіймає посаду заступника директора шахти ім. О.Г. Стаханова (м. Мирноград Донецької області).

Микола БІГДАН – МБ
Володимир БІГДАН - ВБ
Шахтарські історії – ШІ

МБ: Я родом из деревни, здесь недалеко, Межевской район [Межівський район Дніпропетровської обл. - ред.]. В свое время, в 54-м году, решил после 8-ми классов поступить в горнопромышленное училище на специальность "электрослесарь подземный". Ну и одновременно - в вечернюю школу. Я в 56-м получил 2 аттестата: зрелости и ещё аттестат. На шахте 3-3 бис работал электрослесарем подземным. В 57-м году призвали в армию, 3 года служил в армии в Баку, в нашем прекрасном Азербайджане. После демобилизации обратно поступил на ту же шахту электрослесарем. В 60-м году поступил в вечерний институт города Красноармейска. Был Днепропетровский горный институт [сучас. Національний гірничий інститут м. Дніпро - ред.], который окончил в 67-м году, Донецкий политехнический институт [сучас. Донецький національний технічний університет - ред.] по специальности горный инженер-механик. Работал механиком участка, главным механиком шахты, главным энергетиком. Был избран секретарем парткома [партійний комітет, осередок партії КПРС на виробництві - ред.] шахты. Проработал почти 12 лет секретарем парткома. Шахту 3-3 бис закрыли, перешли на шахту Стаханова [шахта ім. О. Г. Стаханова у м. Мирнограді - ред.]. Там работал секретарем парткома, зам. главного инженера по безопасности, короче, от шахтерской до самой пенсии, на пенсии перешел работать инженером по гражданской обороне. Я работал до 2014 года. Это стаж трудовой у меня 60 лет. Продолжаю сейчас заниматься общественной работой - уже 12 лет председатель ветеранской организации города.

ШІ: Почему вы выбрали профессию шахтера?

МБ: Выбор тогда был очень простой. Нищета, которая была в те времена, в селах особенно, и плата за учебу в школе. Мы платили за учебу. Для вас это дикость, но это действительно так. Она отменилась в 56-м, по-моему [Плата за навчання в старших класах середніх шкіл в СРСР була встановлена у 1940 р. У травні 1956 р. її скасували - ред.]. Это было потому, что было неполное среднее образование, а когда перешли на общеобразовательное среднее, тогда прекратилась оплата. А тогда платили. Выбор был, потому что рядом недалеко это училище. Если честно говоря, просто вынужденно. Там форму давали, кормили. Родители хотели, чтобы я среднее образование там получил. Я говорю: "Я получу среднее". И действительно, пошел в училище и в школу. И там, и там занимался: днем в училище, вечером в школе. Я ж уже говорил, получил два аттестата: аттестат зрелости и аттестат.

ШІ: Как отнеслись к вашему выбору родители?

МБ: Родители, я ещё раз повторяю, были в селе. Нищета, страшная нищета. Колхозники. Они соглашались, куда им деваться?

ШІ: Владимир Николаевич, что повлияло на выбор вашей профессии, может это был отец?

ВБ: Я родился и вырос в этом городе. Шахтерский город, вокруг шахты. У нас отец и все вокруг меня - шахтеры. Очень большое влияние… моральное. Пошли все заниматься шахтерским призванием. Куда? В шахту. В округе у нас в основном предприятия шахтерские, три шахты в городе.

ШІ: Как начиналась ваша шахтерская карьера?

ВБ: Я сразу закончил школу, поступил в Донецкий политехнический институт [сучас. Донецький національний технічний університет - ред.] на специальность горный инженер-механик. Закончил институт, пришел на шахту в 86-м году. Начинал с низов горным мастером. Отработал горным мастером, по цепочке пошел: помощник начальника участка, зам. начальника участка, начальником участка.

ШІ: Вы рассматривали другие варианты профессий?

ВБ: Варианты были, но все равно остановились на варианте шахта. Был вариант военное училище, это модно было раньше очень. Но выбор пал на шахту.

МБ: По примеру родителя. Продолжение традиций наших. Я ж уже проработал на шахте длительное время, поэтому здесь однозначно.

ШІ: Владимир Николаевич, а помните первый спуск в шахту?

ВБ: Первый спуск в шахту Николай Семенович [батько - ред.] сделал мне, ещё когда учился в школе. Негласно, не законно.

ШІ: Нельзя ведь!

ВБ: Нельзя. Но для того, чтобы понять суть шахтерского труда. Выбор стоял уже. Когда спускаешься в шахту, совсем другие ощущения. Так что может и нельзя говорить. Ещё в школе учились мы, поехали посмотреть. Конечно, это очень запомнилось и отложилось в памяти.

МБ: Я организовал, чтоб посмотреть, прежде чем выбирать эту профессию.

ВБ: Чтобы знать, куда идти. Николай Семенович чаем напоил потом по выезду, и сутки отсыпался. Потому что тяжело было пройтись по выработкам.

МБ: У меня возможность была, я хотел, пускай посмотрят.

ВБ: Я запомнил, что устали сильно. Не я один, там ещё товарищ. Почти сутки отсыпались. Потому что прогнали специально по таким выработкам и на коленях проползли. Тяжело.

МБ: Чтобы все почувствовали.

ВБ: Чтоб ощутить все.

ШІ: Страшно вам там не было?

ВБ: Не успели испугаться. Больше устали.

ШІ: Николай Семенович, какие у вас были эмоции, чувства при первом спуске в шахту?

МБ: Мои эмоции были направлены на выживание. Первый раз я спустился вот здесь, шахта "Центральная" [одна з найстаріших шахт м. Мирнограда. Тут вугілля почали видобувати з 1916 р. - ред.], на практику после года учёбы.

ШІ: Страшно было? Вы же пришли из другой среды, сельской?

МБ: Ничего страшного не было. Не ощущал никакокого страха. Я помню даже такие моменты: тянул заземляющий лист, а в шахте была троллея [сукупність проводу та підтримуючих конструкцій для передачі електричної енергії пересувним механізмам - ред.], тогда электовозы были на электричестве. Сейчас батареи в основном, на батареях, а тогда на электричестве. Дотронулся - и оказался в канаве. Ну встал, дотянулся. Вот это было ощущение. А так… Было нормально, все работали коллективно, все как положено. Страха не ощущал никогда.

ШІ: Над вами подшучивали, когда вы были еще молодым рабочим?

МБ: В шахтерском коллективе всегда с шуткой. Особенно когда садятся [їсти - ред.]. Сейчас тормозки особо не берут, потому что очень дорогие тормозки. А раньше брали тормозки. И там каких только шуток не наслушаешься! И в твой адрес, и, может, в другие адреса. Было всё, но никто никогда не обижался. Принимали нормально.

ШІ: Что интересное запомнилось в вашей работе?

МБ: Я когда начал работать, тогда на шахту только пришла углеавтоматика - внедрение новой техники, автоматизация угольных предприятий. Вот это мне было интересно. Я был очень доволен тем, что набрался опыта обслуживания всей аппаратуры, которая имеется в шахте, и автоматизации: автоматизация конвейерных линий, автоматизация водоотливных установок, автоматизация подъемных установок. Сегодня в принципе оно взято на вооружение, а тогда это было интересно, потому что новое.

ШІ: Владимир Николаевич, было ли в ваше время посвящение в шахтеры?

ВБ: Как такового посвящения не было. Когда пришел работать на шахту, я был в должности инженерно-технического работника, тут немножко другие взгляды. Хотя в среде своих, конечно, были "бутыльки", "гусаки" по-шахтерски - это когда по выезду уже за первый отработанный день, первый отработанный месяц первая зарплата. Эта традиция наверное везде у всех, не только у шахтеров. Было все.

ШІ: "Гусаки" - выставлялся тот, кто первый день отработал?

ВБ: Первый месяц, первую зарплату получил.

ШІ: Николай Семенович, у Вас остались друзья на шахте?

ВБ: Конечно, до сих пор не теряет связь с шахтой, каждый понедельник и каждую пятницу он приезжает на шахту, обходит отделы, с людьми общается.

МБ: До сих пор.

ВБ: Всю жизнь прожил в этом коллективе.

МБ: И надзор, механиком участка и главным механиком шахты, и главным энергетиком шахты, зам. главного инженера по безопасности.

ВБ: Ну и парторг тоже. В те времена огромная парторганизация была в районе, это общение с людьми, которые до сих пор приходят к нему домой поговорить, посоветоваться.

ШІ: В чем заключалась ваша работа секретаря парторганизации?

МБ: Работа в чем заключалась? С людьми работать и в бригадах, расстановка членов партии в бригадах. Это были люди, которые своим примером что-то делали. Воспитанием занимались. Много обращений было. Пришла жена: "Ты знаешь, Иван меня то-то, то-то". Вызываешь Ивана, помогает. Жалобы... Бывает, человек запил сильно, человек пошёл на сторону к другой. Всякие вопросы. Приходит, пожаловалась. Вызываешь, переговорили. Большинство и благодарны позже. Партийная организация в основном занимались производством, тогда было директор и парторг почти на одном уровне.

Занимались и воспитательными работами, много вопросов было... Ну сейчас декоммунизация, не хочу об этом говорить.

ШІ: Есть ли в шахтерском коллективе солидарность, взаимопомощь, взаимовыручка?

МБ: Ну а как же! Без этого никак. Взаимопомощь, людям помогать.

ВБ: Те люди, которые работают вместе, звено называется, это обычно не кончается просто шахтой. Эти люди и семьями дружат, вместе друг другу помогают. Любые события - или хорошие, или плохие - все вместе встречают. Потому что это те люди, которые работают в шахте в одном звене, в одном месте, они до такой степени уже между собой сплотились. Они понимают с полуслова друг друга, потому что условия очень тяжелые в шахте, рискованные. Есть моменты, когда надо уйти вовремя, вовремя подсказать человеку, где какая опасность. Так что эти люди не просто в шахте, они и в обычной жизни в основном вместе.

ШІ: Участвовали ли вы в шахтерских забастовках?

ВБ: Конечно. Начинались все забастовки, кстати, с шахты Стаханова. Поддерживали все: и ИТР [абревіатура російською мовою "Инженерно-технические работники" - ред.], и трудящиеся, и профсоюзы поддерживали, потому что были определенные требования. Выходили, у нас делегации шли на Киев, это те года - 89 год [походи гірників до Києва були у 1990-х роках - ред.].

ШІ: Как члены вашей семьи относились к вашей профессии? Много ли времени Вы уделяли сыну, когда работали?

МБ: Ну а как же, конечно, уделял внимание.

ВБ: Когда было свободное время.

МБ: Очень мало было свободного времени при такой работе, как у меня была. Я, бывало, что и ночью на шахте, когда был главным механиком, главным энергетиком. Авария там. Сейчас хорошо - мобилки, а раньше только телефон. Так под подушкой телефон держал. Иногда ночью звонят. "Хорошо, сейчас приду."

ВБ: Шахтная работа специфическая. Первый наряд в 6 утра. В 5:30 – 5:00 утра уже на рабочем месте и в лучшем случае, при хороших раскладах, третий наряд в 6 вечера, это в 6:30 домой уедешь, если всё хорошо. И вот время остается на семью в выходные.

ШІ: Своей семье вы больше уделяете времени?

ВБ: На данный момент я нахожусь на предприятии не меньше 16 часов, 12-14-16 часов. Остальное уделяю семье. Мне проще, сын уже вырос. Жена вырастила, я помогал.

ШІ: Какие у вас существуют традиции празднования Дня шахтера?

ВБ: Ну это обязательно. Во-первых, у нас город шахтерский, у нас это как традиция - отмечать День шахтера в последнее воскресенье августа. Здесь обычно стадион "Шахтер", там городские власти совместно с объединением проводят концерты, собираются люди, выездная торговля. Ну и конечно, дома собираемся семьей. Без этого нельзя. Какие-то праздники в жизни должны быть!

МБ: Вы знаете, всегда уделялось этому внимание большое. В любые времена к Дню шахтера готовились хорошо. Создавались приказы, поощрялись отдельные руководители, шахтёры. Орденами, медалями, званиями. Большой приказ писался. На шахте проводились мероприятия, торжественные собрания, где людей награждали, вручали торжественно.

ШІ: Знаете ли вы песни, стихи о шахтерах?

ВБ: Есть круг песен шахтерских, на праздниках вспоминаем. Это обязательно. "Спят курганы темные..." [пісня з кінофільму "Велике життя". Була створена у 1939р. поетом Б. Ласкіним, композитором М. Богословським – ред.].

МБ: "...Солнцем опаленные, вышел в степь донецкую парень молодой..." [наступний рядок тієї ж пісні - ред.]

ШІ: Есть легенды на шахтах, например про Шубина? Может, вы ещё что-то знаете?

ВБ: Это больше в старых шахтах, сейчас немножко это утеряно.

ШІ: Есть ли у шахтеров суеверия?

ВБ: Понимаете, это относится индивидуально к каждому человеку. У меня на участке работал человек, в те года он был очень верующий. Он перед выработкой повесил икону, хотя это несильно приветствовалось, ругали за это. Но все равно. Прежде чем опуститься дальше, он приходил, молился. У каждого человека свои.

ШІ: Как вы проводите свое свободное время? Есть ли у вас увлечение?

МБ: В молодости была рыбалка, рыбалка с ночевкой. Я, например, занимался спортом. Был в сборной области по борьбе. По вольной, по классике. Выступал на Украине. Учился в институте и был в сборной области. Кстати, я до сих пор зарядку каждый день делаю, в обязательном порядке, такого не бывает ни одного дня, ни после любых стрессов. Это просто рекомендация всем.

ВБ: Выезжаем иногда на рыбалку, в выходные если попадает погода, то обязательно.

МБ: Есть там рыба, нема - самое главное отдохнуть.

ШІ: Были ли кружки самодеятельности или спортивные секции на шахте?

МБ: Я уже говорил, работая на шахте, был сборником области по борьбе. Дело в том, что тогда уделялось внимание. Уделялось как: спортивные организации. Вот работал я на шахте, берут меня на сборы. Я должен там перед первенством Украины побывать недели две, тренироваться. Берешь справочку с шахты - и там оплачивали. Было, на шахтах и самодеятельность была, выступали... Пели в основном. У нас в ДК [абревіатура російською мовою "Дом культуры" - ред.] кружки есть, занимаются. И у нас, кстати, есть пенсионерская певучая организация - хор ветеранов. Они здесь занимаются два дня в неделю, выступают на торжествах обязательно. Есть форма, руководитель. Вот это есть.

ШІ: Проводились ли соревнования по футболу между шахтами или участками?

МБ: Было, было первенство. Между участками шахты, буквально в прошлом году проводили, а тогда между шахтами проводили.

ШІ: Какие местные футбольные команды есть?

МБ: Была "Уголек". У них была база профилакторий. "Уголек" прекрасная команда была, но её убрали.

ШІ: Вы бы рекомендовали молодому поколению (детям, внукам) идти работать в шахту?

МБ: Вы знаете, у меня внук и внучка. Внучка в Днепропетровске тоже окончила институт и там работает. А внук 3 высших образования получил, сейчас работает прокурором в городе Днепр.

ШІ: То есть он избрал совсем иной путь.

МБ: Да. Кого-то уговаривать… Закончил в Днепропетровске - там остался, работает. Знаете, у каждого свое призвание. Так он решил, и мы одобряем решение его.

ШІ: Имеете ли вы награды?

МБ: Я лично заслуженный шахтер Украины [почесне звання України - ред.], Орден Трудового Красного Знамени [Орден Трудового Червоного Прапора, започаткований у 1928 р. для нагородження за видатні досягнення у виробництві та ін. сферах - ред.], "шахтерская слава" 3-х степеней [Кавалер "Шахтарської слави" - ред.].

ШІ: Спасибо вам большое!

Палац культури, м. Мирноград, Донецька область
16 червня 2016 р.

 

comments powered by Disqus