Олександр Дмитрохін. У житті кожної людини сім’я - це головне

Family of Dmytrokhins, a header image for the online gallery of miners, Ukraine

Олександр Дмитрохін. У житті кожної людини сім’я - це головне

Віртуальна виставка історій життя "Шахтарські історії", 2016 р.

Вівторок, 1. Листопад 2016

Олександр ДМИТРОХІН: У житті кожної людини сім’я - це головне

Олександр Анатолійович Дмитрохін народився в 1966 р. в родині гірника. Працював електрослюсарем підземним, комбайнером на шахті ім. О.Стаханова ДП "Красноармійськвугілля". Має нагороду "Шахтарська слава" ІІІ ступеня. Одружений з пані Ніною вже понад 27 років. Їхній син, так само як батько й дід, обрав професію гірника.

Олександр ДМИТРОХІН - ОД
Ніна ДМИТРОХІНА - НД
Шахтарські історії – ШІ

ШІ: Где вы родились?

ОД: Новоэкономическое. Здесь.

ШІ: И детство тоже здесь прошло?

ОД: Всё здесь. Отлучался только в армию, и всё.

ШІ: Где вы учились?

ОД: Учился в СПТУ 105 г. Димитрова [сучас. м. Мирноград - ред.] на слесаря и на машиниста подземных установок. Год проработал. Пошел в армию. Потом пришел с армии, выучился в ПТУ 94, тоже в Димитрове, на проходчика. Потом пошел проходчиком. Лет через шесть пошел выучился на комбайнёра МГВ в Димитрове. И всё, и до пенсии.

ШІ: В вашей семье, кроме отца и дяди, есть ли еще шахтеры?

ОД: Сын шахтер.

ШІ: Вы ему советовали, чтоб он стал шахтером? Или это лично его выбор?

ОД: Это, скорее всего, лично его выбор, да?

НД: Ну конечно его!

ШІ: Почему вы выбрали профессию шахтера? Это был ваш собственный выбор?

ОД: Это был выбор моих родственников. Рассказываю так, как есть. Учился я в школе очень плохо и был очень балованный. Тогда ж было 10 классов, после 8 класса директор школы сказал: "Чтоб я тебя в 9 классе не видел!". А сестра моя в то время работала пионервожатой в школе. Старшей пионервожатой. Она "втихушку" забрала документы, а мать "втихушку" отвезла их в ПТУ это. И мне в августе уже сказали перед первым сентября: "Ты учащийся ПТУ!". А я - первого сентября ехать, даже не знаю, где оно находится. Она говорит: "Не волнуйся! Там таких, как ты, много будет!".

НД: А шо? Пришел - там все свои.

ОД: Там человек 8 нас ехало отсюда. И все. И так пошел с 1 сентября 1981 года подземный стаж.

ШІ: Помните первый спуск в шахту?

ОД: Помню, конечно. Как дед говорил, страшновато. Не так, чтоб страшновато, жутковато просто. Если б еще сам спускался, было бы страшно. А так - все едут и я еду. Нормально.

ШІ: Над вами не подшучивали тогда? Может быть, было посвящение вшахтеры?

ОД: Не! Даже объясню почему. Если бы где-то по сменам, там людей меньше, а то в первую смену. Учеников обычно везут только в первую смену. Там людей, как селедки, набивается. Можно сказать, не до шуток. И тем более еще что: обычно везут с училища, мастер едет, женщина с учпункта. И одни студенты.

ШІ: Кем вы мечтали стать?

ОД: Лётчиком. Космонавтом.

ШІ: Правда?

ОД: Серьёзно я хотел быть шофером. Все друзья шли от военкомата на шофера, а у меня со зрением не в порядке там. Мне сразу в военкомате поставили крестик, что всё. И на этом моё вождение закончилось. Мечта пропала.

ШІ: На какой шахте вы работали?

ОД: Одна шахта - Стаханова [шахта імені О.Г. Стаханова у м. Мирнограді - ред.]. Устроился и рассчитался.

ШІ: Можете рассказать про свои обязанности в шахте?

ОД: Я работал и слесарем, и комбайнером. Основная профессия - комбайнер. Пришёл, проверил своё рабочее место, состояние комбайна. Запускаемся. Ленты включили и начали рубать породу. Порубал, люди собрались, ну и я в том числе, рамки поставили. Поехали дальше опять рубать.

ШІ: Мы знаем, что у вас есть награды. Можете показать?

ОД: [зачитывает с медали] "Шахтерская слава третьей степени". Хоть бы рублей пятьдесят доплачивали, а то что?

ШІ: За что вам ее дали?

ОД: Наверное, за хороший труд. За плохой не давали бы.

ШІ: А какие отношения у вас были в коллективе?

ОД: Всякие, разные.

ШІ: Можно сказать, что были "добрые"?

ОД: Это основное. Всё время добрые. Но были и недобрые. В зависимости от людей. Вот как дед, говорит, звеневым ходил, я тоже как-то звеневым ходил. И комбайнером, и звеневым. Так получилось, поставили. Это случай рассказываю, какой случился в коллективе с одним рабочим. В нарядной получаем наряд [завдання, яке необхідно виконати за робочу зміну - ред.]. Получили и выезжаем в шахту. Готовим металл, затяжку там. Один вот так лёг [показывает] и говорит: "Я за такие деньги работать не буду!" Говорю: "А че ты в нарядной сидел, молчал?" А он: "А шо такое?" "Ну не будешь - не надо!". Он встал, кое-как что-то сделал. На следующий день пришли опять в нарядную, и он пришёл. Начальник дает наряд, а он сидит, молчит. Я говорю: "А че ты сидишь, молчишь? Мы ж тебя не будем обрабатывать! Вот начальник - говори ему!" Начальник: "А шо говорить?! - уже мне - Шо такое?" "Хай сам расскажет!" А он "бе-ме" и все. Потом я ему говорю: "Просто не хочет работать. Мы ж не будем его обрабатывать. Под кассу мы все одинаковые". На следующий день он в первую смену и на следующий день он вообще пропал. Вот такие случаи бывали.

А так в основном, и это все считают так, если пришел зарабатывать деньги - значит работай. А нет - зачем туда идти?

ШІ: Рекорды были у вас? Перевыполнение производственного плана?

ОД: Был рекорд. Чуть не "нахимичили" там с этими рекордами. Пообещал начальник, кто больше рам будет ставить, тому бутыль самогона! Не самогона, водки, водку он ставил. Или не было водки - денег давал. Одна смена - 5 рам, следующая смена - 6. И дошло до нас. Мы, по-моему, 9 рам поставили. После нас поставили уже 10 рам. И вот эти, больше 20 рам последних, чуть не завалились! Потому что надо раму поставить и затяжкой ее накрыть. А то уже начали ставить одни рамы, козлы! Ходят под "открытым", но лишь бы урвать этот бутыль. Вот такие рекорды были. Это глупо!

ШІ: Была ли шахтерская солидарность в вашем коллективе? Взаимовыручка? Взаимопомощь?

ОД: Была конечно.

ШІ: Примеры можете привести?

ОД: Нет, примеров нету. Наряд дается на звено. И работаешь. Бывает всякое. Если у человека спина или еще что-то "стрельнуло", не может он один взять эту металлину, она весит 80-90 кг (смотря, какой металл). Ну не может он сам взять. Подходишь - и берете вдвоем, помогаешь. Но если ты видишь, что он один день, второй, третий - то не!

ШІ: Вы знаете какие-нибудь песни о шахтерах? Может, есть песни, которые в вашем коллективе напевали во время работы?

ОД: Нет, никто не напевал. Про канагона, все знают эту песню. Дословно я ее не знаю. "Несут с разбитой головой..." [пісня з кінофільму "Велике життя", створена у 1939 р. поетом Б.Ласкіним і композитором М.Богословським – ред.].

ШІ: Стенгазета у вас была на шахте?

ОД: [вспоминает] Нет. Была не стенгазета, а как ее? "Молния", или как? Там отмечали передовиков и отстающих.

ШІ: И отстающих тоже отмечали?

ОД: Конечно отмечали! Потом в конце месяца подбивали и проставляли КТУ. Кому больше денежек, кому меньше.

ШІ: Вы принимали участие в страйках?

ОД: Принимал.

ШІ: Помните требования шахтеров? Где это происходило?

ОД: Это в основном в Димитрове происходило, возле объединения. А потом дальше пошло уже просто не ездить в шахту. А какое требование? Чтоб платили и материалы давали. Я не помню, в каком году вместо зарплаты на шахте колбасу давали. В Димитров на базу ездили - сахар, муку. В 1996 году, по-моему, это было.

ШІ: Расскажите, как вы проводили и проводите свободное время?

ОД: Рыбалка - это на первом месте [думает]. Участком ездили. Раза два в год собирались все с женами и выезжали на природу, отдыхали.

ШІ: Куда вы выезжали?

ОД: К примеру, в сторону Константиновки, там Рафальский лес есть. Там, перед этим лесом, просто нашли подходящее место, чтоб в футбол поиграть или еще что-то. Чтоб хорошо посидеть. Собрались и поехали!

ШІ: Как вы познакомились со своей женой?

НД: Да мы-то сто лет знакомы были! Я приехала сюда в детский сад - новостройка была - работать воспитателем. Получилось так, что у меня подруга была воспитателем с этого же села. Они были знакомы. И так мы все вместе гуляли. Так и познакомились.

ОД: Ездил я на мотоцикле в красном спортивном костюме, мне мать привезла с Венгрии хороший. И ездил я на заднем колесе. Ей понравилось! [все смеются]. Гонщик!

НД: Да, да!

ОД: Мы встречались месяца два. А потом расстались. А потом я иду во вторую [зміну - ред.] на работу, а она идет в садик. И случился такой диалог:
- Нина, а че замуж не выходишь?!
- Никто не берет!
- Давая я тебя возьму?!
- Давай!
- Ну что? Завтра несем заявление?
- Давай!

НД: Это правда!

ОД: Я чуть раньше вышел, наверное, в половину двенадцатого, и пошли в контору. Написали заявление. Начальница говорит: "Руб пятьдесят с вас!" Говорю: "Нету!" Нина достала с кошелька, заплатила. Потом она пошла на работу и я пошел на шахту. Месяц прождали, потом свадьба.

ШІ: Как родителям дома сообщили?

ОД: Мы же не маленькие были. Мне 23, ей 22. Как тебе тёща говорила? [обращается к жене]. Ты кажешь: "Замуж выхожу!", а она тебе: "Не бреши!"

НД: А мне как-то не поверили. Ну вот приехала, замуж.

ОД: Я как сказал: "Женюсь!", мать сделала так [демонстрирует]: "Слава Богу!".

НД: Мне сказали: "Ты хоть привези!" Ну привезла, показала.

ОД: 27 лет живем вместе.

НД: Вроде бы шутя. Вроде бы были знакомы. И вот так как-то получилось. Наверное судьба.

ШІ: У вас есть дети?

НД: Да, один сын. 26 лет. Тоже шахтер. Никто ему не выбирал профессию. В основном все мальчики шли в горное [училище - ред.]. И в основном у нас здесь идти то некуда.

ОД: Он закончил то же ПТУ, что и я. А потом уже Донецкий техникум.

НД: Оно такое время уже было. Автобаз не было. Заводы тоже начали разваливаться. Кроме, как шахта Стаханова, для мальчика, перспективы нет. Первый раз, когда спускался в шахту, говорю: "Сереж, страшно было?" Он сказал: "Нет! Вот как говорят, что страшно, а мне нет! Я никогда не боялся". Может, конечно, в душе и было страшновато, но по глазам вижу, что не врет.

ШІ: Он еще в детстве решил, что будет шахтером?

НД: Вообще он хотел быть футболистом. Футбол - это для него все. Он бредит им. Они даже сейчас играют. У нас здесь, в Каракове [неоф. назва смт.Новоекономічне - ред.], команда... Любительская команда! Они играют, в районе часто занимают призовые места. Последний кубок в Срибном [село у Покровському районі Донецької області - ред.] выиграли. Второй раз подряд занимают первое место.

ШІ: Как называется команда?

ОД: Это команда... Как, например, команда "Село Ульяновка", команда "Поселок Новоэкономическое".

НД: И там в основном мальчишки-шахтеры.

ШІ: Принимаете ли вы и ваша семья участие в жизни поселка?

ОД: Да, на собрания ходим.

НД: Всё время ходим, поддерживаем. Когда в нашем ДК были какие-то конкурсы, мы тоже в них участвовали. Если там нужна семья.

ШІ: В каких конкурсах?

ОД: На какой-то праздник собираются желающие пары.

НД: А потом конкурсная программа.

ОД: Конкурсы между семьями.

НД: Воплощаем идеи дома культуры.

ШІ: Какие у вас есть семейные традиции?

ОД: В основном это щедрование.

НД: У нас традиция. Мы каждый год с соседями - дети и взрослые - наряжаемся. Все нас ждут. Мы не просто ходим по дворам, мы идем конкретно куда-то. Нас ждут, чтобы мы пришли и счастье в дом принесли. Мы ряженые пришли, спели, станцевали, нас отблагодарили.

Потом Масленица у нас проходит. Мы все время наряжаемся, половина улицы собирается, Масленицу эту сжигаем. Стараемся досуг свой при этой жизни как-то украсить, разнообразить.
Если это проводы осени, то мы нарядим тыкву, цветы поставим, всё украсим. Это все мы творчески проводим. Игры устроили, нарядились! Вот так живем. Нам это нравится!

Вот недавно, 28 мая, День пограничника - вроде как праздник такой. Мы собрались улицей, поставили самовар прям на улице! Вынесли стол, самовар, торт (соседка испекла и принесла). Растянули шнур, самовар греется прям на улице! Кто поверит, что мы только чай пили?! А мы пили только чай! Клубника поспела, кукуруза с холодильника! Мы разговаривали, у нас разговор шел так, как-будто мы выпили! Один разговаривает, второй, третий, мы чай наливаем...

ШІ: А почему у вас такая дружная улица?

НД: Так, наверное, получилось. Она, видите, узенькая и маленькая. Наверное оттого мы все и привыкли: дом к дому и друг к дружке.

У нас есть праздник - Кумение, Караковское кумение. Мы тоже собираемся, прям на улице стол накрыли, каждый свои творения кулинарные разложил. Свет у нас горит. Раньше вот, отец рассказывал, брат его, покойный дядя Вася, играл на баяне. Свекруха, еще соседа мать, с верха баба Тома приходила. Это уже старшее поколение, они знали старинные песни. Петь умели, мы так не умеем.

ОД: Страдания.

НД: Да, "страдания". Баян у нас был. Это незабываемо.

ШІ: День шахтера как вы отмечаете?

НД: Раньше, когда были помоложе, мы все время в Димитров ездили.

ОД: Там карусели. На стадионе, на "Шахтере", стол фуршетный. И тоже там один участок, второй участок. Постояли, перекусили - и кто куда хочешь: развлечения, карусели. Вечером "звезды" приезжали, концерт.

ОД: Салюты. Потом это все утихло как-то.

ШІ: Что помагает вам жить? Какие у вас мечты?

ОД: Чтоб сын женился и обустроился в жизни. Чтоб мы достойно встретили свою старость. Чтоб не ездить на автобусе, а ездить на машинке куда-то.

НД: Наверное в жизни каждого человека семья - это главное. Семья и дети. Для этого работаешь, для этого к чему-то стремишься. Я считаю, у нас семья дружная, рабочая, веселая, активная.

ОД: Тут еще вопрос был, какие шутки в шахте. Я вспомнил шутки. Не надо рассказывать?

ШІ: Надо! Нам очень интересно!

ОД: В клеть набились люди, много-много, а она капает сверху, крыша протекает. А рукоятчица была такая, "Скипи" её кличка была. И вот кто на нее скажет Скипи, она сильно обижалась. И вот залезли в клеть. Меня там не было. И надо было одному сказать: "Скипи, давай отправляй уже!"

"А! Скипи?! Ну хорошо! Сейчас я отправлю!" Она только сигналы дает, а машинистка там опускает только по сигналу! Как эта Скипи сделает, так и будет. Она дзынь-дзынь! Клеть поехала вниз. Но остановилась на уровне пола, одни головы остались шахтеров. "Давай отправляй!"

Она говорит: "Сейчас я вас покупаю и поедете!". Берет шланг, открывает воду и вот так [показывает]. А там человек тридцать было. 24 или 26 только положено. И так со шланга всех! Там этого, кто сказал Скипи, его там чуть не убили! Она "дзынькнула" сигнал - и поехала клеть вниз. Никто не выедет, ничего ей не сделает, потому что надо ж на работу идти. Вот такой забавный случай.

Был еще один случай. Был один горный мастер, любил, кого подсмотрит, что сидит кимарит, сразу начальнику докладывать. А потом как-то пришел он в забой, поглядел-поглядел - вроде все нормально. И вышел из забоя. А пацаны глянули - нету его. Значит, где-то он пошел. Выше чуть приподнялись, а он в другой выработке, где нету механизмов. Сапожки стоят, каска лежит, пиджачок снятый. И этот горный мастер спит. Они взяли ему солидолу напхали в каску и в сапоги. И уже, как уходить: каска лежит, свет выключен - значит, он не видит ничего. И эти пацаны по ноге его бьют: "Начальник!" И тикать! И он это сапоги - ай! Ладно уже! И потом еще и каску сверху. Больше никогда не сдавал никого!

Оно просто ночь есть ночь: хоть крути, хоть не верти. Лента идет по роликам. И эта монотонность убаюкивает. Как уже не выдерживаешь - лопату и чистишь что-нибудь. Вот такие случаи были.
Хлопцы, в основном молодые, тоже у нас шутят. Но этот уже не был молодой, наверное лет под тридцать было. Лежит двигатель. Может быть, тонны две с половиной. И вот старый рабочий до молодого: "Шукай цепь! Пятнадцатка называеться! Сейчас тут раз - этими полукольцами зацепим бревно, на плече и пошли!" Он пошел шукать цепь. Приносит. Те на него глянули: "Ты что?! Как ты его понесешь?! Две с половиной тонны на плечах!"

А у меня был случай, как молоденького меня поддергивали старые рабочие. Мы только поженились, она [дружина - ред.] в садике работала. Ну мужики и спрашивают: "Кем работает?". Говорю: "Воспитателем!". "О! Профессорша!". Ну пускай профессорша. И потом начал один мужичок, Царство ему небесное, всякие такие вопросы задавать: "А как профессорша?!". Я молодой, горячий, говорю: "Я тебе сейчас набью лицо!", а он говорит: "Бей! Мне нужны деньги достроиться!". Я на этом понял, что не надо обращать внимание. Потому что нервы могут сдать - и будешь тогда платить. Я стал спокойным.

ШІ: Большое спасибо за интервью!

Вдома у родини Дмитрохіних, смт. Новоекономічне, Покровський район, Донецька область
16 червня 2016 р.


comments powered by Disqus