Тетяна Майстренко

Тетяна Майстренко

Тетяна Майстренко

Віртуальна виставка життєвих історій "Сусіди. Живі історії Криму"

Неділя, 4. Січень 2015

Тетяна Майстренко

Тетяна Майстренко, болгарка, народилася у 1933 р. у селі Виноградівка Арцизського району (сучасна Одещина). Всі її прародичі – болгари. У роки Другої світової війни пережила окупацію рідного села румунами. Коли прийшла радянська влада, батько, щоби врятувати родину від голоду, відвіз родину до Арцизу. Вже там пані Тетяна познайомилася з майбутнім чоловіком. Потім переїхали до Криму. Пані Тетяна брала участь у діяльності болгарського товариства. Одна з її мрій – аби дівчата змалку вміли робити хатню роботу, як у старі часи. Пані Тетяна пішла до Бога восени 2013 року.

Україна активна – УА
Тетяна Майстренко – ТМ

ТМ: Меня зовут Рудина [дівоче прізвище – Прим. ред.] Татьяна Ильинична.

УА: Когда и где вы родились?

ТМ: В 1933 году. Моя родина – это была Измаильская область, сейчас Одесская область. Район Арциз, село Виноградовка. В то время, когда я родилась, называлось Бургуджи.

УА: Поделитесь, пожалуйста, кто ваши родители по национальности?

ТМ: Болгары. И родители болгары, и дедушки, и бабушки, и все предки у нас – болгары. У нас все село болгарское.

УА: У вас в селе были смешанные браки?

ТМ: Нет. Сейчас появились. Там очень хороший колхоз и есть приезжие. Русские, молдаване. А раньше были одни болгары. Давно это было, до войны. Село большое – 1400 домов, дома большие – каменные, черепичные. Было у нас 4 очень богатых помещика. На них очень многие люди работали. Но не так, как пишут в книгах, что над ними "издевались". Никто не издевался, всё было хорошо. Кто хотел работать – работал. А когда началась война, мужчин забрали, и они не вернулись…

УА: Про какую войну вы говорили?

ТМ: Которая началась в 1944-ом году. Она шла и раньше, но до нас не доходила – мы ж были на румынской территории – Бессарабия. И пока Румыния была с немцами вместе, к нам никто не ходил и ничего не бомбил. В 44-ом году мы пришли в школу, а учителей нет. У нас в основном учителя были румыны. Пришли в школу – а никого нет, школа закрыта. Бабушка там была, как сторож. Она говорит: "Идите домой, нет учителей, они все в Румынию ушли, убежали. Больше не будет румын, будут русские". Мы удивились, не поняли ничего. А потом уже стали эти бомбы падать. Русские войска шли на Румынию и Болгарию. Столько было танков! Штук семьдесят, если не больше.

УА: Язык преподавания был в школе болгарский или румынский?

ТМ: Румынский. Болгарский был, когда папа учился. А потом когда они [румыны] пришли, они на своем. А когда Россия пришла, директор нас всех собрал во дворе, и сказал: "Дети! Сейчас у нас советская власть. В школе бить не будут"...

УА: Расскажите, чем занимались ваши родители?

ТМ: У меня папа, как говорится, мастер на все руки, ремесленник. С 9 лет он сиротой попал в немецкое село, и один чужой мужчина привел его к мастеру, немцу. И тот определил, что он будет хорошим мастером, забрал его к себе, и папа там 10 лет жил в этой немецкой семье. Всё делал, что нужно. У них было двое детей, он и за детьми смотрел, и коров доил, и хозяйке помогал, и учился. Учился очень хорошо. Умел делать крыши домов. И получилось так, что папа, когда был еще совсем молодой, строил дедушке дом. И тогда они познакомились с мамой, они одногодки. Потом поженились. Обоим было по 19 лет. И папа уже настолько работал хорошо, что подмастерьем был, он заработал большие деньги у хозяина. И потом, когда уже жениться решил, посватались, он сам себе сделал свадьбу. А у нас свадьбы очень дорогие. Надо невесту одеть с ног до головы, вся в золоте. И вот он научился всему: делал крыши, окна, двери, мебель. Сейчас мебель помазана лаком и блестит. А тогда вручную полировали, шлифовали. Потом, конечно, покрывали лаком, но вначале все это было вручную сделано.

УА: Чем ваша мама занималась?

ТМ: А мама пряла, ткала. Немножко земли у нас было – 7 гектаров вместе с баштаном [башта́н – південноруська назва городу, поля в степу, на цілині, не при домі, на якому вирощують кавуни, дині, гарбузи] и виноградниками. Для такой семьи, где четверо детей было, это было очень мало. Мама ходила в поле, отец делал бочки, плуги – он и литейщик, и слесарь, и кузнец, и токарь. Он всё-всё умел делать. Мог отремонтировать часы, мог отремонтировать любой музыкальный инструмент. У него были "золотые" руки.

УА: Вы, наверное, помните дом, где выросли?..

ТМ: Папа перед свадьбой построил дом. Развалил старый и сделал новый. Из камня всё строили. В последнее время он сделал себе станок и делал черепицу. Он отдавал людям этот станок, они сами себе делали, и он зарабатывал на этом. Из черепицы – копейка. По одной копейке – сколько будет рублей? Такой он был не жадный. Или кто-то говорит: "У меня бочка течет". Пришел, сделал. Мама спрашивает: "И сколько она тебе дала? – Та, ничего". Он всю жизнь делал бесплатно. Два дня стучал и задаром отдал.

УА: Как случилось, что вы покинули родное село?

ТМ: Война. Советская власть как решила образовать колхозы? Когда были богачи, они имели по двести гектаров земли. У нас было четыре, даже три сотки земли на ферме. А когда у тебя даже один гектар, а надо иметь лошадей. Даже одна лошадь ничего не даст, надо двое, надо четверо. Надо иметь плуг, надо иметь и маленький плужок, надо иметь веялку, надо иметь повозку, надо иметь арбу, чтоб везти вот это всё.

Пришла советская власть… Шли и забирали, у кого есть зерно – до зернышка! Забирали парней, мужчин, которые с войны вернулись, увозили, и они не возвращались. Пропал мой двоюродный брат (на год старше меня). И оказался в Челябинске. Их там в шахту спустили. Их там почти не кормили, старики умирали от голода и работы. И этот мальчик каким-то образом ногу поломал – не может ходить, больной, голодный. И остальным так жалко его стало: "Мы тебя закопаем в вагонетку, а когда ее увезут ты потихонечку вылазь оттуда и ищи станцию. На станции спрашивай, как попасть в Одессу. Там ищи Арциз – на нашу станцию попадешь". Когда он прибыл – мать его не узнала. Он был такой худой и хромой, что она не признавала его за своего ребенка. Организовали эти колхозы, а люди не хотят туда. Самые бедные пошли, которые и сусликов ели. Им давали 2 кг кукурузы на семью. Четыре колхоза получилось. А папа мой никогда не работал в поле. Он же совсем ребенком был, когда попал к мастеру. Был председатель колхоза, который назывался "Третья пятилетка", так он бил людей. Не давал им ничего, и когда начался голод, люди умирали. Голод начался уже в 1945 году. Мы уехали в район Арциз, потому что отец не хотел в колхоз. Это мне 12 лет было. Сначала не Арциз был, а Червоногривенка – маленькое немецкое село. Одна улица только.

УА: Вы замуж вышли в Арцизе?

ТМ: Да, в Арцизе. Он был срочником и служил в воинской строительной части. Потом приехали строительные батальоны, которые строили гарнизон, аэродром, который на Каче [селище міського типу Севастопольської міськради], он был такой же.

УА: Вы тогда в Качу переселились?

ТМ: Мы должны были жить в Каче. Даже когда уже построили гарнизон и все уехали, стоял штаб строителей. И мой муж там работал.

В 1953 году родился сын. Витя. Сейчас он капитан дальнего плавания.

Під час зустрічі з родиною Майстренків, 19 липня 2013 р.
Під час зустрічі з родиною Майстренків

…И получилось так, что муж пришел к летчикам служить, "секретчиком" [тут - це працівник секретного відділу, відповідальний за секретну документацію]. И вдруг из их части начальник штаба переводится в Германию служить. Приезжает туда, а им нужен секретчик. Ну, и мужа приглашают туда. Он уехал один. Жен и детей не брали. Он меня через военкомат вербовал туда на 2 года. И вдруг я еду, но опять с детьми нельзя. Ребенок остается у мамы. У них свой дом – они себе построили. Зато он научился на болгарском языке говорить. И вот он, когда партия развалилась наша, так он перешел в Болгарию. Там 4 года у них работал. У него два ребенка: два сына, и дочка замуж вышла за моряка. …В Германии я работала на большом складе. Я с детства очень люблю технику, а там было 18 машин. А в 1966 году мы уехали из Германии.

УА: Где вы здесь поселились?

ТМ: На частной квартире. Три года не было квартиры. В Каче требовался "секретчик". А когда уже сюда приехали на вокзал, оказалось, место занято. А мой брат проходил здесь срочную службу в учебном отряде. И там у них как раз проштрафился кладовщик вещевого склада. И его туда взяли. Когда штаб флота узнал, что к ним такой попал, они его в штаб флота забрали. Но штаб флота не давал квартиру.

УА: Где вы работали?

ТМ: Я работала на складе, а потом мы переехали в Любень, там второй ребенок родился. А потом уже переехали мы во Франкфурт-на-Одере. У младшего сына Александра двое детей. И правнучка уже в пятом классе. Он пришел из армии и женился, она старше на 6 лет. Хорошая такая, аккуратная, хозяйка. А у старшего сына Виктора жена – его ровесница.

УА: А в каком году вы вышли на пенсию?

ТМ: В 1988. Я на пенсию вышла, но еще работала год.

УА: У вас книги старинные лежат, это из вашей семьи, да? Расскажите.

ТМ: Да…. Это дедушкина Библия. Он знал наизусть Библию.

УА: У вас такой большой жизненный путь, опыт, что бы вы хотели передать?

ТМ: Я бы так сделала, чтобы девочек стали бы учить всему с детства. Меня вязать научила бабушка. Я еще во втором классе училась, когда брату связала безрукавку, сама придумала рисунок. Я сама училась, как что делать.

Вдома у пані Тетяни, м. Севастополь
19 липня 2013 р.


comments powered by Disqus